О Церкви


Материалы сайта

Напиши администратору


Форма входа
Логин:
Пароль:

Погода

Статистика

Друзья сайта

Категории раздела

Приветствую Вас, гость · RSS 21/10/17, 5:36 PM

Эвели.
09/12/06, 8:42 PM

                                        

                                   Продолжение. Начало в № 1–3 с.г.

                                        Глава 4.В больнице.

                                          .
        Сегодня Эвели казалось, что часы идут очень медленно, и что они никогда не дойдут до двенадцати. В двенадцать будет обед, а после обеда она может идти в больницу. Но вот, наконец, наступил долгожданный час. Как только отец и братья, пообедав, вышли из комнаты, она быстро побежала к матери в кухню и, волнуясь, спросила:
     – Можно мне уйти?
     Мама разрешила, видя, что Эвели не терпится сейчас же убежать, хотя времени ещё было предостаточно. Не теряя ни минуты, Эвели вскоре была далеко от дома. Как красиво было вокруг! Девочка давно не видела такой красоты. На терновых изгородях цвели ярко-красные цветочки. Тимьян распространял свой чудный аромат. Все было наполнено солнцем... А когда начались поля, взору Эвели предстали картины еще прекраснее! Поля, наполненные золотыми колосьями, казались прекрасными коврами, покрывающими землю. Среди моря золота яркими синими и красными точками пестрели цветы. Это были голубые, радостные глазки васильков и яркие огоньки красных маков.
     Эвели обязательно хотела набрать цветов. Они порадуют Бена, тем более что он сам пока не может любоваться этой красотой. Эвели увлеклась, и всё собирала и собирала! Один цветок казался красивее другого, и она не могла остановиться. Вскоре букет был такой большой, что она едва держала его, обхватив двумя руками. Теперь она могла идти дальше.Придя в село и обойдя кладбище, Эвели вышла прямо к больнице. На башне церкви как раз пробило два часа. На её стук вышла одна из служащих сестёр и спросила:
     –Ты – Эвели? Какой у тебя букет! Проходи, пожалуйста.
     Она открыла дверь, и девочка вошла в палату, где было много маленьких кроваток. В некоторых лежали больные дети, а несколько кроватей оставались пустыми. Эвели осмотрелась кругом, и вдруг увидела в чистой постели сидящего Бена, сияющими глазами смотрящего на неё. Она подбежала прямо к нему и положила свой огромный букет ему на кровать. Дверь в другую палату была открыта, и оттуда вдруг раздался жалобный, просящий женский голос:
     – Принеси мне тоже цветок, хотя бы один...
     Эвели поняла, что эта просьба относится к ней, и осторожно взглянула на Бена, ведь цветы принадлежали ему. Но Бен улыбнувшись, выбрал себе два синих и два красных цветка и сказал:
     – Отнеси все эти цветы и раздай другим, они так много страдают, я постоянно слышу их стоны...
     Медсестра, которая стояла поблизости, с радостью взялась провести Эвели по палатам. Девочка, обхватив свой громадный букет двумя руками, последовала за сестрой в соседнюю палату. Это было женское отделение. Здесь было намного больше кроватей, и все они были заняты больными. Когда Эвели вошла со своим букетом, то со всех сторон послышались восхищённые голоса:
     – О, как красиво! Подари мне тоже цветок.
     Эвели переходила от одной кровати к другой и каждой больной дарила по два цветка – красный мак и синий василёк. Бедные женщины смотрели на девочку с большой благодарностью. Каждая держала свои цветы в руках, так что вся палата пестрела яркими синими и красными пятнами. Казалось, что в палате большой праздник. У Эвели остался ещё довольно большой букет, и она вопросительно посмотрела на сестру: может женщинам ещё добавить цветов? Но сестра взяла её за руку и сказала:
     – Пойдём, ещё есть место, куда ты можешь принести радость.
     Женщины с радостными лицами провожали Эвели и просили:
     – Девочка, ты придёшь ещё когда-нибудь к нам?!
     Эвели с радостью обещала им это. Такого счастья, которое сейчас наполняло её сердце, девочка ещё никогда не переживала. Сестра прошла с Эвели через коридор и открыла одну из дверей. Войдя в палату, девочка увидела большой зал, полный кроватей. Здесь лежали мужчины – молодые с бледными истощёнными лицами и старые, седые, с белыми бородами. Девочка на секунду растерянно остановилась в дверях, и вдруг чей-то голос сказал:
     – Подойди ко мне, не бойся. Можешь ли ты дать мне один из этих прекрасных цветов?
     И сразу со всех сторон зазвучали голоса, ещё более просящие, чем у женщин. Неожиданно раздался грустный голос:
     – О, васильки!.. Если бы я мог видеть поля, и среди них эти цветы! О, дай мне тоже, хотя бы один василёк!
     И Эвели ходила от кровати к кровати и ложила на них по два цветка.
     В самом дальнем углу лежал больной старик с лохматой бородой и всклоченными волосами. Эвели взглянула на него и побоялась подойти, так у него был очень свирепый вид. Старик приподнялся в постели и не сводил своих пронзительных глаз с цветов. Бедняжка подумала, что ему не понравился её поступок, и хотела уже выйти из палаты, но старик вдруг жалобно протянул руки и сказал:
     – О, подойди и ко мне! Я не сделаю тебе ничего плохого. Только подойди! Ты можешь мне даже не давать их, я только посмотрю...– Он бережно взял в руку цветок и начал его рассматривать. – Так... благодарю тебя... Какая ты молодец, деточка! Где ты их собрала? На горе, говоришь?.. Да, скоро поспеют эти прекрасные нивы, но я не смогу выйти... Я не смогу пойти на своё поле... Здесь я прикован...– и старик со стоном опустился на подушку.


     Эвели хотела удалиться, но он опять сказал:
     – Подожди ещё одну минутку... Значит, ты была на горе? Как выглядит хлеб? Пожелтел ли он? О, если бы я видел свои посевы!
     – Да, он уже желтеет, но я не смотрела так хорошо, так как была занята только сбором цветов. Завтра я всё хорошо рассмотрю и тогда вам расскажу.
     – Ты, деточка, молодец! Да, приходи снова и принеси мне вести о полях. И один василёк принеси мне ещё с собой... – умоляюще добавил больной.
     Эвели обещала. И когда она выходила из палаты, все больные протягивали ей руки с благодарностью и просили ещё приходить. Девочка, полная счастья и беспредельного удивления, шла за медсестрой, как во сне. Она не могла никогда себе представить, что этот старик мог так радоваться простому цветочку, прямо до слёз... Какую радость и благодарность она услышала и увидела у постелей больных! Наибольшим счастьем для Эвели было то, что она смогла подарить людям такую радость!
     Когда она снова пришла в палату к Бену, тот сидел, опираясь на подушки, так прямо и удобно в своей постели, как никогда не сидел на своём деревянном стуле. Над красивым одеялом была прикреплена доска, рядом лежал мел.
     – Смотри, – сказал Бен, сияющий от радости, – это принесла мне сестра Мария. Она разрешила, чтобы ты каждый день ко мне приходила в два часа. И ты снова можешь меня учить, петь мне и рассказывать.
     Эвели была так радостна, что ей хотелось петь. Бен думал, что Эвели сразу займётся с ним учёбой и покажет, что они прошли за пять дней. Но тут подошла сиделка и сказала, что сегодня воскресенье и в этот день не учатся. Впереди ещё много дней, когда они будут продолжать свои учения. Сегодня же пусть Эвели поёт свои песни. И Эвели с радостным сердцем начала петь так свежо и так чисто, как маленький жаворонок, который поднимается в небо и поёт свои песни над цветущими полями. Когда одна песня кончалась, Бен просил ещё и ещё. Девочка пела своим звонким голоском до тех пор, пока не спела все песни, которые она знала. Медсестра тайком открыла двери и в другие палаты. Когда Эвели кончила петь, то услышала голос женщины из соседней палаты:
     – У нас сегодня было такое прекрасное воскресенье! Приходи к нам ещё!
     Медсестра сказала девочке, что время посещения подошло к концу, но Эвели каждый день в два часа может приходить сюда снова. С радостным сердцем бежала Эвели домой. Ей очень хотелось рассказать обо всех своих новых переживаниях маме.
     Мама стояла в саду перед кустиком майских гвоздик, у неё очень редко выдавались такие свободные минуты. Она с интересом слушала, как Эвели с необычайной живостью рассказывала ей о Бене, о его чудесной постели. Рассказывала, как там много больных, и как они страдают. И как все радовались, видя полевые цветы. При последних словах у Эвели в глазах вспыхнул такой удивительный луч любви и сострадания, что мать в изумлении посмотрела на своё дитя. Такою свою дочь она ещё никогда не видела!
     – Тебе завтра обязательно надо рассказать об этом бабушке. Это её очень обрадует, – сказала мама.
     Эвели, конечно, поняла, что её цветы напомнили больным чудные нивы, солнцем освещённые посевы, красоту природы, и поэтому они так радовались. На другой день Эвели опять собрала большой букет цветов, но, кроме того, ещё кустики душистого тимьяна. Она положила их в свой передник, так как в руки уже ничего не помещалось. И ещё она сорвала один длинный стебель с полным колоском. Так пришла Эвели снова в больницу. Сестра хотела проводить её сразу к Бену, но, к её удивлению, девочка в первую очередь хотела зайти в мужскую палату. Она прошла через весь длинный зал к последней кровати и остановилась.
     – Я принесла вам колосок с большой нивы хутора «Средник», – сказала Эвели. – Вы можете увидеть, как они уже созрели, а на солнце они кажутся золотыми.
     Старик схватил стебель дрожащими руками и осмотрел колосок со всех сторон. Зёрна были полные и крепкие, почти зрелые.
     – О, какие они чудесные! Целое поле таких колосков, но я не могу этого видеть! – сказал вдруг больной со стоном. – Ты сказала, что это с полей Среднего хутора? Это с того поля, где в середине стоит большой дуб, или оттуда, где молнией разбило грушу? – спросил он.
     – Этот колосок с поля, где растёт большой дуб, – сказала Эвели.
     – Это с моего поля... такие значит они красивые, а я должен здесь лежать и не могу встать и видеть всё это! О, мои чудесные колосья! Мой прекрасный хлеб!
     И у этого человека, такого дикого на вид, появились в глазах слёзы. Это так тронуло Эвели, что и у неё на глазах тоже появились слёзы.
     – Может, вы скоро выздоровеете и сможете опять всё это увидеть, – попробовала она утешить старика.
     – Посиди немного возле меня, твои цветы сегодня так хорошо пахнут, и я как будто сам побывал сегодня на горе. Что у тебя там, в переднике, тимьян?
     Эвели утвердительно кивнула головой и открыла сложенный передник. Крепкий запах разнёсся по палате. Она слышала тут и там восхищённые возгласы, как будто им было подарено большое подкрепление. Поблизости лежал молодой человек, такой худой и бледный, как будто он никогда не был на солнце. Он быстро сел в своей постели и жадно и глубоко вдыхал запах тимьяна.
     – Так пахнет у нас дома в саду, – сказал он, – о, как я долго уже этого не видел! Этот запах оживил всё перед моими глазами: каменную стену, по которой вьётся тимьян, журчащий ручеёк под ольхой, и мой милый дом...– больной отвернулся и зарылся лицом в подушку.
     Эвели встала, быстро положила ему на подушку пучок тимьяна и хотела уйти.
     – Нет, нет, – воскликнул старик, – пока не уходи! Присядь ещё раз ко мне, я хочу тебе что-то сказать.
     Когда Эвели села, старик продолжал:
     – Нам сказали, что ты в другой палате вчера пела. Спой нам тоже сегодня песню.
     И все другие мужчины тоже начали просить её об этом. Эвели начала петь песню об исцелении. Ей казалось, что они будут слушать её с удовольствием. Старик внимательно прослушал всю песню. Закончив петь, девочка встала, чтобы идти.
     – Завтра ты сможешь прийти? Каждый день пой нам одну песню и принеси ещё один колосок с поля. Но где же ты живёшь, что проходишь всегда мимо Среднего хутора?
     – Я дочь Крапивника, – ответила Эвели.
     Больной вздрогнул, как будто его кто-то ударил.
     – Это неправда! – воскликнул он дрожащим голосом, – Этого не может быть! Ты принадлежишь кому-то другому!
     – Ещё только моей маме, – испуганно сказала девочка.
     Больной проницательно смотрел на неё:
     – Ты ничуть не похожа на него, – сказал он уже спокойнее, – ты наверно похожа на свою мать. Тебе не надо бояться меня, я не сделаю тебе зла, только приходи опять, хорошо?
     Эвели пообещала и поспешила к Бену. Он был недоволен, что она так долго задержалась, но когда девочка рассказала обо всём, то Бен успокоился. Он ведь хорошо понимал, что тем, кто страдают, дорог каждый, даже маленький, лучик радости. Бен был очень счастлив и рассказывал ей, что медсестра Мария часто уделяет ему время и показывает новые буквы. Теперь он переживал, не обидно ли Эвели будет, если он обгонит её в учёбе? Но это известие так обрадовало Эвели, что и Бен мог от сердца радоваться, так как он боялся, что это её огорчит. Эвели сказала, что если бы он уже сегодня умел читать, как в шестом классе, она была бы только рада и нисколько не завидовала бы.
     Когда Эвели покинула больницу, то сразу побежала к родственникам, так как мама вчера сказала ей, чтобы она обо всём рассказала бабушке. О, если бы бабушка была дома одна! И действительно, бабушка сидела совсем одна у своей прялки.
     – Бабушка! – воскликнула она уже в дверях, – оно уже появилось! Оно уже наяву!
     – Кто? Что? – спросила бабушка удивлённо.
     – Благословение! Помнишь, ты говорила, что мы часто не понимаем, как за тяжестью креста скрывается благословение, которое даёт нам Бог? – объяснила Эвели с жаром. – И ты сказала, что мы не видим его сразу, но потом, всё-таки, будет так, что мы увидим и почувствуем его. И у меня это так быстро случилось!
     И Эвели начала рассказывать бабушке про все эти благословения, которые пришли через болезнь Бена. Сначала они думали, что это так плохо, что Бен попал в больницу, и они никогда больше не увидят друг друга. Но теперь всё превратилось в радость. Бабушка перестала прясть и внимательно слушала внучку. Потом спросила:
     – А благодарили ли вы Бога, Эвели? Не забывайте так же благодарить Его.
     Эвели обещала не забывать об этом.
     Когда Эвели всё рассказала, бабушка снова заговорила:
     – Знаешь, внученька, если когда-либо тебе придётся переживать в жизни что-то тяжёлое, всегда думай о том, что и в это Бог непременно вложил какое-то благословение. И может оно не произойдёт так быстро, как в этот раз. Иногда это такое благословение, которое ты даже не видишь, оно тайное, только чувствуешь глубоко в сердце... И если в жизни часто тяжело, то ты утешай себя тем, что Бог имеет намерение совершить что-то хорошее для нас через тяжести.
     Эвели ответила бабушке, что она это запомнит на всю жизнь и никогда не забудет. Но бабушка сказала, что это совсем не так легко, как теперь кажется.

                                   (Окончание следует)

                                        Иоханна ШПИРИ

 

<<< К предыдущему       [ К оглавлению ]       К следующему >>>

Просмотров: 1659 | Загрузок: 0
Copyright uhendus-kristuses.com © 2017
Каталог
христианских сайтов Для ТЕБЯ Яндекс.Метрика