Все о Церкви
О Церкви


Материалы сайта

Напиши администратору


Форма входа
Логин:
Пароль:

Погода

Статистика

Друзья сайта

Категории раздела

Приветствую Вас, гость · RSS 20/11/18, 7:34 PM

Одна овечка 2
Одна овечка (продолжение).
 
 
            Кристина и Эмилия    
 
Через две недели госпожа Вальдхайм вместе с дочерью снова посетили больную. Розалия сидела за столом на скамейке и вязала чулок. Она чувствовала себя значительно лучше, хорошие лекарства и сытная пища дали свой результат.    
 
   Увидев гостей, Розалия встала, и слёзы радости потекли по её бледным щекам. Она не знала, как благодарить добрую женщину.    
 
   Барыня взяла с собой вязание и, присев к столу, принялась за работу. Между матерями завязался разговор, а тем временем Кристина повела Эмилию в сад. Когда Кристина показала барышне свою овечку, та пришла в восторг. Девочка выросла в большом городе и никогда не видела живую овечку. Когда же овечка дала себя погладить, ела из рук барышни зелёные листья и смешно бегала за ней, словно собачонка, Эмилия захотела и себе такую овечку. Но Кристине не подала вида.
 
    «Нет, ни за что я не смогла бы отнять у бедной Кристины её единственную радость», – думала Эмилия.    
 
   Когда барыня с дочерью ушли, Кристина рассказала маме, как Эмилии понравилась овечка. Мама, выслушав, сказала:    
 
   – Знаешь, доченька, Эмилия и её мать сделали нам очень много добра. Если бы не они, я была бы уже в могиле, а ты осталось бы сироткой. Мы должны быть им благодарны. Я хотела бы, чтобы ты подарила радость Эмилии, но боюсь, что это будет для тебя трудно.    
 
   – Подарить барышне мою овечку? – спросила Кристина, и её глаза радостно блеснули. – Конечно, мамочка, я это с радостью сделаю. Завтра же утром я отведу овечку в замок.    
 
   – Меня это очень радует, что у тебя благодарное сердце, – сказала мама, с любовью глядя на дочь.
   Розалия вспомнила, что у неё где-то была красная атласная ленточка и золотые буквы. Она тут же нашла их и стала шить для овечки красную ленточку на шею. Из золотых букв она вышила на ленточке слово «Эмилия». Кристина ни на миг не отходила от матери и помогала ей, чем могла. Работу они закончили только в полночь, но Кристина ещё долго не могла заснуть от радости, которая переполняла её.    
 
   На заре Кристина проснулась и поспешила к ручью вместе с овечкой, захватив с собой кусок мыла. Она решила вымыть овечку. И, о чудо, овечка стала белая, как снег. Когда же мама привязала на шею овечке ленточку с золотыми буквами, та стала неотразимо красивой.    
 
   Кристина с радостью повела овечку к замку. Придя на место, она, во-первых, зашла на кухню и спросила совета у старой кухарки, как передать свой подарок.    Кухарка похвалила красивую овечку, тихо приоткрыла дверь в комнату барыни и впустила овечку внутрь. Барыня и Эмилия продолжали заниматься своими делами, ничего не замечая. Овечка, оказавшись в незнакомой обстановке, какое-то время стояла у дверей, озираясь вокруг, но, наконец, громко заблеяла. Эмилия испуганно оглянулась, но вдруг радостно воскликнула:
 
   – Это ведь та самая овечка!    
 
   Она взяла со стола немного хлеба и показала овечке. Та сразу же подбежала к Эмилии и стала есть из её рук. Радости Эмилии не было предела. Ей овечка показалась сегодня ещё красивей, чем вчера. Особенно девочку порадовала ленточка с её именем.    
 
   – Мама, я так рада! Какая хорошая девочка Кристина! Она отдала мне самое дорогое. Я не смею принять такой подарок. Милая мама, как я должна поступить?    
 
   – Ты должна принять этот подарок, иначе ты огорчишь добрую девочку. Я же вознагражу её сама.   
 
    Эмилия побежала на кухню и застала там Кристину, которую кухарка едва удержала, чтобы та не убежала домой. Эмилия пригласила девочку в свою комнату.    
 
   В это время госпожа Вальдхайм разыскала в своём сундуке золотую монету, на которой была изображена овечка, и протянула её вошедшей Кристине.
 
   Бедная девочка была так тронута, что едва сдерживала слёзы, но принять монету наотрез отказалась.    
 
   – Нет, нет, милая барыня, я не могу это принять.    
 
   Женщине очень понравилось бескорыстие бедного ребёнка.    
 
   – Ну, хорошо, – сказала она, – тогда я подругому тебя отблагодарю. Я прошу тебя с сегодняшнего дня быть подругой Эмилии, тогда я буду знать, что ничего плохого к ней не пристанет. Приходи каждый день поле обеда к нам, я буду давать вам работу. А в дальнейшем увидим, что ещё можно будет сделать.    
 
   Придя домой, Кристина всё рассказала маме. Розалия осталась довольной поведением своей дочери, похвалила её, снова наставляя девочку делать добрые дела.
 
          Незнакомец    
 
   Госпожа Вальдхайм, глядя на вышитые буквы на ленточке, поняла, что Розалия умеет очень хорошо рукодельничать. Но в этом селе не было интересующихся такой работой, поэтому бедная вдова не могла продавать своё рукоделие. Теперь барыня позаботилась о том, чтобы обеспечить её различными заказами. Таким образом, мать Кристины стала зарабатывать.    
 
   Розалия с Кристиной стали частыми гостями в замке. Раньше барыня помогала Розалии только из милости, но теперь, узнав её больше, стала уважать бедную вдову. Она была рада, когда встречалась с Розалией. Жители села удивлялись, что помещица дружит с вдовой солдата. На это госпожа Вальдхайм улыбалась: «Вы думаете, что мой муж никогда не был солдатом? Именно это нас и соединяет. У нас одинаковая судьба, мы обе вдовы, наши дочери одного возраста и любят друг друга. И если всё так и будет продолжаться, я буду очень счастлива. Человека узнаёшь только, заглянув в его сердце. Эта бедная вдова настолько кроткая, справедливая и добрая, что для меня высокая честь назвать её своей подругой».    
 
   Барыня всё больше уважала вдову и проникалась к ней любовью. Каждое воскресенье после служения в церкви она с дочерью посещала домик Розалии. А в будние дни, после обеда, она приглашала Кристину вместе с матерью в замок, где занимала девочек каким-либо рукоделием или вышиванием. Затем хозяйка замка звала гостей на чай с бутербродами, а после чая все отправлялись на прогулку.    
 
   В один красивый летний вечер все пошли в дубовый лес, который находился неподалёку от замка. В этом лесу было очень много красивых деревьев, под некоторыми из них находились скамьи.    
 
   Барыня особенно любила один уголок, расположенный у скалы, окружённый дубами, где была каменная скамейка.    На одну такую каменную скамейку, расположенную у скалы под дубом, сели Розалия и барыня.    
 
   Тем временем Эмилия и Кристина пошли дальше в лес, желая набрать малины, которая к этому времени уже поспела. Вскоре девочки пришли на место, которое Кристина хорошо знала, и стали собирать крупную сладкую малину. Овечка всё время бегала поблизости, то исчезая из виду девочек, то снова появляясь, жуя сочную травку.    
 
   Вдруг Эмилия увидела вдалеке незнакомого юношу, который гладил её овечку и внимательно рассматривал ленточку на её шее.
   Эмилия и Кристина бросились к овечке, боясь, что незнакомец унесёт её. Юноша был одет в зеленую курточку и шляпу. Когда девочки подошли, он снял шляпу и сказал:    
 
   – Извините, пожалуйста, я не хотел ничего плохого сделать вашей овечке. Я только смотрел на эти буквы на ленточке. Здесь написано «Эмилия». Чьё это имя?    
 
   – Это моё имя, – ответила барышня. – Моё имя Эмилия Вальдхайм.    
 
   – Эмилия, Эмилия! – воскликнул незнакомец.    Девочка испугалась.    
 
   – Давай уйдём отсюда, – сказала она Кристине, и, взявшись за руки, они хотели было убежать, но юноша умоляюще сказал:    
 
   – Я прошу вас, не уходите. У меня на пальце золотое кольцо, на котором две буквы: «Э.В». Я хотел бы знать историю этого кольца, и кому оно принадлежало. Но, наверное, это не ваше кольцо, так как здесь указан год 1786. Это разбивает мою надежду, так как в это время вы ещё не родились.
 
   – Но мою маму тоже зовут Эмилия Вальдхайм, – сказала Эмилия.    
 
   – Неужели это правда?! – воскликнул юноша. – Может быть, это кольцо вашей матери? Не могли бы вы провести меня к ней?    
 
   – С удовольствием, – сказала Эмилия. – Она находится отсюда недалеко, не более, чем в двухстах метрах. Будьте добры, идите за мной.
 
   Приблизившись к скамейке, юноша какое-то время молча наблюдал за барыней. Лицо его побледнело, а рука, на которой было кольцо, заметно дрожала. Набравшись смелости, он подошёл поближе, поклонился, коротко рассказал о происшедшем и передал кольцо госпоже Вальдхайм. Барыня, взяв кольцо и увидев буквы, громко вскрикнула и упала бы, если бы Розалия её не подхватила.    
 
   – О, Боже, что это? – простонала барыня. – Это ведь кольцо моего супруга. Посмотрите и сравните моё кольцо с этим. Моё точно такое же, только немного меньше. Скажите, как к вам попало это кольцо? Кто ваши родственники?    
 
   Юноша ещё больше побледнел.    
 
   – Мой отец погиб на войне, – сказал он, – а мама носила чёрное платье и часто плакала. У меня была маленькая сестричка Эмилия. Наша мама переплывала с нами в лодке через Рейн, лодка перевернулась, и мы все упали в воду. Меня, четырёхлетнего ребёнка, вынули из воды. С тех пор о своей матери и о сестричке я ничего не слыхал. Это кольцо было найдено в моей одежде. Больше я ничего не знаю о своих родителях. Меня звать Карл.    
 
   – О, Карл! – воскликнула барыня и обняла молодого человека. – Мой сын! Это точно ты! Ты так похож на своего папу!    
 
   Плача, барыня стала благодарить Бога. От радости Карл тоже не мог ничего говорить, как только благодарить Бога. Эмилия стояла возле Кристины и плакала от счастья. Наконец, брат обнял сестру и сказал:    
 
   – Сестричка, моя дорогая сестричка! Какой милостивый Бог, что помог мне найти тебя!    
 
   Все трое были так счастливы, что ничего вокруг не замечали. Солнце уже давно зашло и стало смеркаться, но, наконец, Розалия напомнила всем, что пора вернуться домой. Барыня со своими детьми пошла впереди, а Розалия и Кристина – за ними.
 
 
           Детство Карла    
 
 
   Придя домой, госпожа Вальдхайм устроила торжественный ужин. Эмилия накрыла на стол белую скатерть и поставила две свечи. Карл сел между мамой и сестрой, Розалия и Кристина тоже расположились за столом. Барыня не отпустила их, говоря, что без них она никогда не нашла бы своего сына.    
 
   Карл, проголодавшийся во время путешествия, ел с большим аппетитом, но мама и сестра от радости не могли ничего кушать. Они засыпали Карла вопросами, а после ужина попросили его рассказать подробно о своей жизни.    
 
   Карл с удовольствием исполнил их просьбу.    
 
   – С того момента, как меня вытащили из воды, моё детство и последующие годы жизни прошли у одного очень доброго пастора Энгельхарта, на другом берегу реки Рейн. Я не знал бы ничего о своём прошлом и о своих родителях, если бы он не напоминал мне всё то, что я говорил ему четырёхлетним мальчиком. Я помню даже, как я тонул. Эта картина стоит перед моим взором. Добрый пастор рассказывал мне об этой ужасной ночи. Война уничтожала всё на своём пути. Два ближних села горели, и огонь от пожара освещал всю окрестность. Шум и грохот были ужасными, побеждённые бежали через реку, победители их преследовали. Среди беженцев были и целые семьи: отцы, матери и дети. Часть беженцев были на лошадях, многие бежали пешком. В суматохе и давке было непонятно, где враг и куда бежать.    
 
   Дом пастора Энгельхарта был полон беженцев, и пастор неустанно служил им. Вдруг раздался сильный стук в дверь. Это был солдат, который держал маленького мальчика на руках. Этим мальчиком был я.    
 
   – Ради Бога, милый пастор, – сказал добрый солдат, – помилуйте этого ребёнка, возьмите его к себе. Я вытащил его из воды и не знаю, куда его определить, я должен идти дальше. Вот его одежда, возьмите.    
 
    С этими словами солдат передал пастору мокрый свёрток, а сам поспешил дальше, говоря:    
 
   – Бог вознаградит вас за это, оставайтесь с Богом.    
 
   Пастор узнал от меня, что мой отец был офицером и убит на войне, а моя мама с маленькой сестричкой утонули, когда переплывали реку Рейн. Пастор старался навести справки и найти моих родных, если они еще живы. Ему удалось найти нескольких людей, которые в ту страшную ночь находились с нами в лодке. Все эти люди вспоминали эту вдову с уважением, но были уверены, что она со своей малюткой утонула. Волна вынесла на сушу только несколько людей, и все они были уверены, что, кроме них, больше никто не спасся. Но пастор не терял надежду и ждал, когда откроется берег реки, чтобы навести справки на той стороне. Когда же связь с противоположным берегом восстановилась, пастор ничего нового узнать не смог. Все, к кому он ни обращался, твердили, что такой женщины там не было, и придерживались мнения, что она умерла.    
 
   Добрый пастор оставил меня у себя и решил меня воспитать. Он очень любил детей. И моё детство было счастливым. Пастор был всегда приветливым, радостным, для многих он служил примером.    
 
   Первой заботой моего приёмного отца было познакомить меня с Библией. Всё, что он мне говорил, было так ясно и красиво, что я от сердца полюбил Бога. Он учил меня читать и писать, и, видя, что мне легко давалась учёба, научил меня латинскому языку. Мы вместе читали латинские книги, и я учился переводить на немецкий язык. Так я перевел несколько книг, и пастор вставил их в красивые переплёты. Я был очень рад этому. Постепенно он научил меня и греческому языку.    
 
   Маленький живописный домик пастора был окружён садом. После одночасового чтения мы работали в саду. Эта работа была моим любимым занятием после уроков. Зимой или в дождливую погоду нашим развлечением было рисование. Отец умел хорошо рисовать и привил мне любовь к живописи. Но эта радость мне позволялась только после уроков. Под его руководством я научился красиво рисовать. Так счастливо проходила моя жизнь, и я чувствовал себя, как в родном отцовском доме.    
 
   Но отцу пришлось немало страдать из-за стесненных средств к существованию. Во время войны он кормил солдат и платил взносы, и кроме того, его дом несколько раз ограбили. Он не обратил бы на это никакого внимания, если бы ему не пришлось заботиться обо мне. Несколько раз отец обещал устроить меня в школу, но, хотя он был человеком хозяйственным, из этого ничего не вышло. Он сам попал в нужду.    В городе Виттен жил один известный ученый, друг детства пастора, который имел много друзей среди ученых. Отец написал ему и спросил, не может ли он помочь получить образование одному бедному мальчику. Ответ пришёл очень быстро; учёный сообщал, что с радостью примет меня в свой дом и сам позаботится о моей дальнейшей судьбе.Я стал собираться в дорогу, а один торговец, хороший знакомый моего названного отца, согласился бесплатно отвезти меня на новое место жительства.    Я никогда не забуду то утро, когда мы прощались с моим дорогим отцом. Седой человек крепко обнял меня.    
 
   – Дорогой Карл, пришёл час разлуки. Здесь ты научился познавать Бога, но там, в большом городе, всё будет иначе. Ты будешь жить в доме хороших людей, но вокруг будет много злых и безнравственных людей. Не забывай мои наставления и оставайся честным и примерным. Люби Бога больше всего, и пусть твоя маленькая комната будет Божьим храмом, где ты будешь молиться. Поступай всегда по голосу сердца и избегай плохих товарищей. Если я когда-нибудь увижусь с тобой, то посмотрю в твои глаза и увижу, каким ты стал. Живи всегда так, как учит Слово Божье.    
 
   После этого он благословил меня, и я ушёл с глубоко тронутым сердцем.    
 
   Плакал рассказчик, плакали и слушатели.    
 
   – Да, действительно, этот пастор добрый человек, – сказала мама. – Это великое дело – любить бедного ребёнка и несколько лет заботиться о нём. Так может только верующий человек.    
 
   Карл долго молчал и вытирал слёзы. Потом он продолжал:    
 
   – Торговец, с которым я поехал, был весёлым и добрым человеком. Он всячески старался развеять мою печаль, рассказывая истории, задавая загадки, либо пел что-нибудь радостное. Он знал название всех посёлков, а в городах знал все достопримечательности и мог мне рассказать много интересного.
 
    Примерно в трёх километрах отсюда нам пришлось расстаться, так как наши пути разошлись. Он пожелал мне счастья и Божьего благословения, подарил мне золотую монету, пожал сердечно руку и поехал дальше.    
 
   Эта разлука оказалась для меня тоже тяжёлой, так как я впервые оказался далеко от знакомых людей. Я продолжил своё путешествие пешком и вскоре увидел этот лес, окружающий замок. Усталость овладела мной, и я присел на скамейку под одной липой. Замок сверкал вдали в заходящих солнечных лучах, я взял бумагу и стал рисовать эту чудную картину. Но вскоре я оставил свое занятие. Закат солнца, тишина леса и приближающаяся ночь напомнили мне о необходимости искать ночлег. Я не знал, куда мне обратиться, вокруг были только чужие люди. «Кто знает, увижу ли я еще своего доброго отца! Своих родителей я почти не знаю…»    
 
   При этих мыслях мне стало грустно. Я смотрел на золотое кольцо, которое дал мне пастор. Это было единственное наследство от моих родителей. Это кольцо носил мой отец, или мать, которая, может быть, ещё жива и живёт где-то в этой местности. Моё сердце наполнилось надеждой. Я упал на колени и стал молиться:    
 
   – Дорогой Господь! Ты знаешь, жива ли ещё моя мать. Помоги мне её найти. Я знаю, как рада она будет увидеть меня. О, добрый Пастырь, Отец сирот и вдов, услышь мою детскую молитву и помоги мне её найти!    
 
   Когда я со слезами помолился, вдруг услышал шорох в кустах. Подняв взор, я увидел овечку с красной ленточкой на шее. Золотые буквы сияли на солнце. Меня наполнила необыкновенная радость. Казалось, будто меня окружает небесный свет, и этот свет освещает буквы. Голос в сердце сказал: «Твоя молитва услышана». И действительно, так и есть. Моё сердце не обмануло меня. Моя сестра, как ангел, пришла ко мне в лучах солнца, и из её уст я услышал имя моей матери. Вот так Бог указал мне путь домой.    
 
   – Да, действительно, как чудны Божьи дела, – сказала мать и обняла своих детей. – Он помогал тебе, Карл, в детстве и до сего дня. Он послал тебе любящего отца, Он помог тебе найти свою мать. Он отёр все мои слёзы! Велики и чудны Его пути, полны милосердия! Поблагодарим Его за это.    
 
   После молитвы все ещё долго сидели молча, и их сердца продолжали благодарить Бога. Сердца Розалии и Кристины тоже были наполнены благодарностью Богу.    
 
   – Какая радость будет у моего отца, когда он узнает об этом событии, – думал Карл. – Сегодня ночью я обязательно напишу ему об этом.    
 
   В полночь, когда все легли спать, Карл в своей комнате при свете свечки с радостью писал письмо своему приёмному отцу.                
 
                                                                                 (окончание в следующем номере)

 Окончание >>>

Просмотров: 1387
Copyright uhendus-kristuses.com © 2018
Каталог
христианских сайтов Для ТЕБЯ Яндекс.Метрика